23:32 

P///S
изображение



Спокойной ночи

Автор: P///S
Форма: рисованная гиф-анимация
Пейринг/Персонажи: Сникерс, Пикник
Категория: джен
Рейтинг: G




Покатаешь?

Автор: P///S
Форма: арт
Пейринг/Персонажи: Сникерс, Пикник
Категория: преслеш
Рейтинг: G




Классика жанра

Автор: P///S
Форма: арт
Пейринг/Персонажи: Пикник/Сникерс
Категория: слеш
Рейтинг: PG-13




Пикснежи is love

Автор: P///S
Фотограф: P///S
Эдитор: P///S
Форма: хэндмейд
Пейринг/Персонажи: Пикник/Сникерс
Жанр: романтика
Рейтинг: G
Примечание: ежи!АУ








О вкусной и здоровой пище

Автор: P///S
Форма: sms-переписки
Пейринг/Персонажи: Пикник/Сникерс, еда; упоминается Марс, а также разнообразные муджаки.
Категория: джен и намеки на слеш/преслеш.
Рейтинг: PG-13
Примечание: разные АУ!
Количество: 4 штуки



















изображениеизображение




















изображениеизображение




















изображениеизображение




















изображениеизображение



Другой

Автор: P///S
Бета: P///S
Размер: мини, 1238 слов
Пейринг/Персонажи: Пикник|Сникерс
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Нормального оборотня Сникерс повстречал лишь однажды.
Примечание/Предупреждения: Сверхъестественное!АУ

В столь позднее время улица была пустынна. Редкие окна источали слабый золотистый свет, разбитые фонари не работали. Полная луна освещала мокрую после недавнего дождя каменную брусчатку и большую кучу мусора у стены.
Черт. Тупик. Он оказался в тупике. А точнее, его сюда загнали.
Сникерс остановился, как будто с размаху налетел на преграду. Ноги заскользили по влажно блестящим каменным плиткам, дыхание с хрипами вырывалось из груди после быстрого бега. Глаза застилал пот, и Сникерс быстро утер его краем рукава.
Он был в полной заднице. Даже хуже - в жопе. В полной глубокой жопе, и никто его из нее не вытащит.
Из-за поворота раздался шорох. Сникерс обернулся, целясь перед собой из пистолета, заряженного пулями с жидким серебром. Зарядов осталось всего лишь штук пять, и на трех преследовавших его диких оборотней это было чертовски мало.
Пиздец. Ему пиздец, и самое противное - он сам на это подписался. Сам поставил своей рукой подпись на контракте чистильщика. Смерть Шока все еще была живой в памяти. Сникерс не думал, когда подписывал документ. Он жаждал мести. Жестокой и кровавой мести тем оборотням, которые растерзали его друга на мелкие клочки практически на глазах у Сникерса.
А теперь он сам повторит участь Шока. Только того убили обычные оборотни, а Сникерса превратят в фарш дикие.
Но он даже и не предполагал, что их отряд из пятерых стрелков бросят против стаи из десяти диких оборотней! Это было против всяких правил и здравого смысла.
Сникерс едва успел унести ноги от дикого пиршества. Зрелище того, как останки его напарников пожирают голодные звери, когда-то бывшие людьми, а сейчас потерявшие всякий человеческий облик, до сих пор вскакивало перед глазами. Сникерс изо всех сил старался об этом не думать.
Он напряженно вслушивался в ночную тишину, оборачиваясь на каждый звук. Пистолет он снял с предохранителя и положил палец на курок. В другой руке Сникерс держал стальной нож с серебряным напылением. Дурацкое средство против оборотня, который намного сильнее человека, но лучше, чем вообще ничего.
Тишина действовала на нервы, а шорохи, которые Сникерс почти не слышал из-за собственного хриплого дыхания, заставляли дергаться на месте и нервно крутиться, оглядываясь по сторонам. Сникерсу очень хотелось отойти к стене тупика, чтобы лишить диких шанса зайти ему за спину, но он не стал этого делать. У него все еще оставался призрачный шанс на спасение. Шанс прошмыгнуть мимо оборотней и выбежать из тупичка... прежде чем ему выгрызут мозги.
Из-за поворота показался дикий. Сникерс сглотнул и отступил к стене на шаг, возводя пистолет. Очень хотелось выстрелить и уложить оборотня, благо был отличный шанс - дуло смотрело прямо тому в голову. Но нельзя - это будет сигналом для двух других. Сникерс не успеет с ними расправиться - его реакция этого не позволяла.
И ему оставалось лишь смотреть, как дикий идет к нему. Оборотень угрожающе рычал, с его клыков капала слюна, смешиваясь с мелкими дождевыми лужицами на брусчатке. Сникерсу становилось дурно при одном взгляде в бешеные глаза твари, но его рука, держащая пистолет, была тверда.
Если бы он мог добраться до байка! Даже дикие остались бы позади. Но он свернул не туда и оказался в этом тупике один на один с тремя огромными и злющими волками.
Все оборотни уже были на виду. Их оскалы напоминали довольные ухмылки. Еще бы, в мыслях - ну, или что там у диких вместо них было - уже, должно быть, делили его труп на части.
Сникерс тоже оскалился и прицелился в голову самого крупного оборотня. Он, может, сейчас и сдохнет тут, но не дастся этим шелудивым псам так легко.
Они подошли совсем близко, первый уже пригнулся к мостовой, примериваясь для прыжка. В его красных глазах - диких, звериных - светилось предвкушение пира. Наверняка этот оборотень уже чувствовал на клыках теплую кровь человеческой жертвы. Но сегодня удача была не на его стороне.
Сникерс даже не успел сообразить, что за тень промелькнула над ним, выпрыгнув из-за мусорной кучи. Но когда она приземлилась между ним и дикими, он похолодел.
Еще один оборотень. Вот только... почему он скалился на своих собратьев?
Ответ Сникерс получил, когда оборотень быстро глянул на него. У этого волка глаза не были красными, горящими жаждой убийства. Они были настороженными, необычного оттенка сиреневого. Глаза человека.
Это был не дикий. Сникерс несколько расслабился, хотя продолжал держать тех трех на мушке. Неизвестно, чего надо этому оборотню. Может, он от конкурентов избавлялся.
Оборотень низко зарычал, обозначая свои намерения. Дикие ответили ему и пошли вперед. Они чувствовали свою силу. Разве одиночка справился бы с ними?
Как оказалось, оборотню это оказалось по силам. Первого он убил до безумия просто, вцепившись тому в горло в момент прыжка. Дикий рухнул на камни, заливая их кровью, фонтаном забившей из прокушенных сосудов. Второй кинулся почти сразу за первым, но недаром дикие опасались нападать на нормальных оборотней поодиночке - те ведь превосходили их по силе. Второго дикого волк сбил с ног мощным ударом лапы, а потом так же вырвал горло.
Третьего застрелил Сникерс, не став дожидаться, пока тот выберет удобный момент для нападения. Пуля попала в сердце, и дикий упал, не успев прыгнуть.
Сникерс тут же перевел пистолет на нормального оборотня. Может, тот ему и помог, но непонятно, что дальше. Может, Сникерса прямо здесь и сейчас жрать начнут.
Но оборотень лишь обнюхал трупы и, махнув хвостом, пошел к мусорной куче. Сникерс отчего-то дрожащей рукой взвел курок.
Он должен был сделать это. В контракте чистильщика ясно писалось - убивать любое существо. Но... но как можно было убить того, кто тебя спас?
Сникерс не знал, что делать. Поэтому продолжал держать волка на мушке. А тот вдруг как-то вытянулся, посветлел и встал на задние лапы. И оказался высоким светловолосым парнем с насмешливыми глазами того же странного цвета.
- И где спасибо? - со смешком заметил он, глядя на пистолет. - Я вообще-то только что прикончил троих диких, которые почти разделали тебя на части.
- Двоих, - напряженно сказал Сникерс, все еще целясь в парня. - Третьего я сам кончил.
- Это мелочи, - отмахнулся парень. - В любом случае, я тебя спас. А ты в меня тыкаешь этой игрушкой, - усмехнулся он, кивая на пистолет.
- Я тебя не знаю, - Сникерс выпрямился. - Может, за углом у тебя банда, ждущая сигнала к началу жрачки.
- Ты меня, конечно, извини, - насмешливо протянул парень, оглядев Сникерса с ног до головы, - но тобой даже я с трудом наемся.
- Да вас хрен разберет, - Сникерс зло смотрел на придурка, расхаживающего перед пистолетом так, как будто ничего не происходило. - Моего друга порвала целая стая, и они были такими же, как ты!
- А, ясно, - вздохнул парень. - Но заметь - не все оборотни одинаковые. Моя стая не ищет проблем с людьми.
- Так я и поверил, - Сникерс упорно не опускал пистолет. Нельзя было позволять этому... заболтать себя.
- Твое право, - парень пожал плечами. И пригнулся - видимо, чтобы начать обратное превращение. Его спокойствие отчего-то передалось и Сникерсу. Он опустил пистолет.
- Как тебя зовут? - вопрос сам вывалился из него, Сникерс вообще от себя не ждал такого. Что ему до имени какого-то придурка-волка?
- Пикник, - парень сверкнул белозубой улыбкой. Прям как с плаката рекламы зубной пасты, Сникерса аж чуть не ослепило. - Может, мы еще встретимся.
- Надеюсь, что нет, - буркнул Сникерс. Но его уже не слушали - Пикник молниеносно превратился в волка. Оборотни были гораздо крупнее своих животных собратьев, на них и покататься можно было. Встав на все четыре лапы, волк повертел хвостом, оскалился и скрылся за кучей мусора.
Вот просто так взял и свалил. Козел. Сникерс сунул пистолет в кобуру. Он был в откровенно растрепанных чувствах. Глянув на трупы диких, он ощутил холод и быстро пошел по направлению к своему байку. Вид крови, разлитой на улице, неожиданно вызвал тошноту.
Уже сев на байк, Сникерс на минуту призадумался. Не все оборотни такие... Пока что реально нормальный оборотень ему встретился один раз. Только что.
Фыркнув, Сникерс завел байк и через минуту скрылся в ночной мгле.


Дело одного вечера

Автор: P///S
Бета: P///S
Размер
: мини, 1 664 слова
Пейринг/Персонажи: Пикник|Сникерс
Категория: преслэш
Жанр: экшен, романтика
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Иногда Пикник думал, что лучшего времени года, чем осень, не найдешь.

Пикник смотрел, как над его головой сильный ветер гонит тяжелые свинцовые облака. Осень наступила как-то неожиданно – хотя, может, только для самого Пикника: выполнив поручение Марса в солнечной Калифорнии, они со Сникерсом сели в машину и помчались через всю страну, чтобы остановиться в небольшом городке недалеко от границы штата Мэн.
Очередной резкий порыв ветра заставил поежиться. Спрятав руки в карманы куртки, Пикник, словно в поисках защиты, прижался спиной к массивному стволу дерева, на корнях которого сидел. Где-то сбоку несколько раз каркнула ворона. Пикнику показалось, что взмах ее крыльев смешался с холодным ветром, и именно пронзительный «кар!» заставил несколько золотых листьев вздрогнуть и сорваться со своего насиженного места, вливаясь в поток общего золотого хоровода.
На мгновение Пикник закрыл глаза, потянув носом воздух: у осени он всегда был особенный. Предчувствие надвигающегося дождя накладывалось на запах костров, жухлой листвы, уходящего тепла. Иногда Пикник думал, что лучшего времени года, чем осень, не найдешь… для того чтобы влюбиться в Сникерса. Потому что при всей его активности, яркости и безбашенности, он виделся Пикнику хмурым, как серый осенний дождь, и сосредоточенным, как низкие предгрозовые облака.
Это случилось несколько лет назад. Он тогда…

…Пикник только появился в команде Марса и права голоса не имел.
- Информатор принес плохие новости. – Марс дымил, как паровоз. – Надо сворачиваться, - в пепельницу полетел очередной бычок, его тут же заменила новая сигарета. – Документы нужно забрать у Твиксов – они сейчас где-то недалеко от Батл-Крика.
- Да, бля, босс… это же ебаный Мичиган. Какого хуя они туда поперлись?
Пикник еще не всех успел запомнить в отделе, но этого… даже Пикнику с его фундаментальной выдержкой пока не хватало терпения выносить такой объем мата, льющийся из – по виду - семнадцатилетнего пацана.
- Это был единственный выбор, – а вот Марс уже научился выделять из сплошной матерщины нужное.
- Босс, это похоже на какой-то стремный ужастик. Они бы еще решили в Мэне обосноваться, тогда это точно был бы сюжет, достойный самого Короля Ужасов.
- Они сделали так, как сделали. Завтра нужно выезжать.
Натс поправил очки и сделал вид, что не в теме. Баунти листала отчеты, а Несквик продолжал качаться на стуле, затягиваться и мастерски выплевывать в воздух колечки дыма. Пикник смотрел в окно и думал, что такого бардака уже давно нигде не видел. В то время он действительно подумывал забить на все эти детские игры и, может быть, даже вернуться в университет, доучиться, получить степень и, назло отцу... Из череды мрачных мыслей его вырвал уже знакомый пронзительный голос:
- Босс… с этим пуританским пи…жоном? Вы рехнулись?.. Хотите похоронить Твиксов?
- Я хочу, чтобы ты… точнее, вы… – Марс выдохнул еще одну струю дыма и пристально посмотрел на Пикника, - сделали все как нужно.
После собрания Марс попросил Пикника остаться. Разъяренный Сникерс вышел, напоказ костеря на все лады непрошеную «подмогу», и Марс прикрыл за ним дверь.
- Думаю, что вы справитесь. Дело непыльное.
Пикник поднял светлую бровь. Марс обошел свой стол, встал к Пикнику спиной, выпихнул привычным жестом одну сигарету из пачки и протянул ее через плечо, не отрывая взгляда от темнеющего за окном неба.
- Нет. Спасибо.
- Не куришь?
Пикник промолчал. Он курил иногда, но сейчас ему было не до этого. Первое задание. Такая ответственность – а в напарниках ужасный матерящийся вихрь.
- Ну хорошо, – Марс закурил. Сигаретный дым ударился о стекло и, поднявшись вверх, выскользнул в тонкую щель между рамой и приоткрытой ставней. - После разговора зайдешь к Натсу, он выдаст тебе оружие.
Пикник молча кивнул. Он знал, что здесь не полицейский участок и даже не военная академия, о которой он когда-то подумывал. Даже хотел перевестись с юридического именно туда. Его всегда тянуло в самое пекло, но отец всячески этому препятствовал.
- Сникерс не всегда такой буйный.
- Хочется верить.
Пикник тяжело вздохнул и провел рукой по светлым волосам.
– Может быть, я не прав, и из вас не выйдет хорошей команды. Но как мы об этом узнаем, если не поставить вас вместе?
Пикник хотел возразить, но Марс остановил его одним движением руки.
- Вам нужно забрать документы у Твиксов как можно быстрее и вернуться. Если что-то пойдет не так… Конечно, это твое первое задание, но Сникерс не так прост, как кажется. Если бы не это, ноги бы его здесь уже давно не было.
Марс, как всегда, не ошибся.
Когда дело было почти сделано: документы оказались у них, а Твиксы получили новые паспорта, чтобы временно залечь на дно в соседних штатах, - они по пути обратно остановились на полупустой заправке. Телефон Пикника завибрировал, и на дисплее отобразилось неожиданное сообщение от Баунти:
«За вами хвост».
Как назло, Сникерса рядом не было. Пять минут назад он подхватил свой скейт, с которым почти никогда не расставался, и сказал, что уже не может, что ему надо отлить и размяться. Из соображений здравого смысла Пикнику стоило просто, не дожидаясь своего горе-напарника, заводить мотор и валить. Он как раз краем глаза увидел, как на бензоколонку завернула огромная черная машина с тонированными окнами, словно бы подталкивая принять нужное решение.
Пикник поправил пистолет во внутреннем кармане куртки. Внутри все дрожало. Он решил, что если придаст себе непринужденный вид и натянет кепку на глаза пониже, то, может, все и прокатит.
Не прокатило. Через пару минут на лобовое стекло обрушился мусорный бак, а один из амбалов вытянул Пикника из машины и положил лицом на капот. Все происходило очень быстро, и даже успешно пройденные тренировки на базе Марса ничем не помогали.
- Документы?
- Вы о чем? - Пикник решил изобразить из себя идиота.
- Не держи нас за дураков, мы пасли вас с самого Крика. Где они? – прогремел низкий бас над ухом.
- Мы передали их… - Голос предательски дрогнул и сорвался на хрип.
- Врешь. – В висок Пикника уткнулось холодное дуло. – Доставай их.
Пока один держал Пикника, навалившись на него всем своим весом, второй начал шарить по машине. Документы лежали под задним сиденьем и, когда оно скрипнуло, Пикник попытался дернуться и выхватить пистолет. Не сработало: бугай, оказавшись начеку, даже не шелохнулся, зато тут же ударил Пикника прикладом по голове. В ушах зазвенело, и Пикник постарался схватиться за машину… его вело, на языке чувствовался привкус железа. Напоследок его еще раз приложили головой о капот.
- Сваливаем. – Пикник понял, что это провал: документы у них забрали в то время, как его напарник спокойно где-то отливал. Просто замечательно. Вся вина будет только на нем. И это его первое дело?..
Вдруг через звон в голове и подступающий туман он услышал знакомый мат и выстрелы. Он попытался приподняться, но его кто-то резко пихнул в грудь, потом он невероятным образом влетел на заднее сиденье машины, в руки ему что-то сунули, и над ухом гулко прозвучало:
- Да бля, ни минуты покоя… даже поссать нормально не дали. Давай, британская неженка, держись крепче, щас погоним!
Дверь машины громко захлопнулась, раздались выстрелы. Одна пуля разбила окно прямо над его головой. Пикник перевернулся на живот, подтянул колени к груди и придавил собой папку с документами. Сникерс матерился, и Пикник слышал, как скрипят колеса машины на огромной скорости. Он пролежал так несколько часов, все время их безумной гонки по шоссе, пока его звенящая голова не начала приходить в порядок. Чуть лучше стало, когда Сникерс передал ему бутылку воды и бросил яркий пластырь со словами:
- Подлатай себе висок, а то как же ты лицом работать будешь?
Огрызаться не было сил. Вскоре они свернули на просёлочную дорогу, где решили бросить машину: если уж их пробили, то вычислить их местонахождение повторно по этой же тачке преследователям не составит никакого труда.
Позже, работая со Сникерсом, Пикник понял, что использование элемента неожиданности было коронным трюком его напарника. Из его отчета Марсу Пикник узнал, что именно произошло, пока он валялся в полуотключке. Большие плохие парни как раз пересекали парковку, возвращаясь к себе, когда Сникерс выскочил из-за их Гелендвагена, мстительно поцарапав капот. Проехав между ними на своём скейте, он быстро вырвал документы из их рук, ну а затем последовал тот самый резкий толчок, который впихнул Пикника в машину… и спас не только всю операцию, но и его жизнь.

И тут Марс оказался прав: не попробуешь - не узнаешь.
С того дела прошло несколько лет, Пикник заработал себе определенную репутацию и уже больше никогда не допускал таких глупых ошибок, чтобы в экстремальной ситуации пытаться тупо отсидеться на жопе ровно – авось пронесет. Он побывал во множестве перестрелок, поучаствовал в крупных захватах, регулярно переправлял контрабанду через границу штатов, однажды даже съездил на другой континент, где прошел сквозь огонь, воду и медные трубы. Перевозки наркотиков и важных документов теперь походили на обычные гонки по ночной магистрали: резкие, быстрые, даже с долей какого-то удовольствия. Времена года проносились мимо с неимоверной скоростью, все менялось, только одно осталось прежним с того самого первого дела…
- Ну… бля… как романтично.
Пикник нехотя приоткрыл один глаз. Серые тучи стали светлее, золотые лучи заходящего солнца запутались в растрепанных волосах Сникерса. Он стоял, засунув руки в задние карманы дырявых джинсов, из-за ворота синей худи виднелась полосатая майка, а на носу красовался новый пластырь со скейтом, который Пикник не удержался и купил в ближайшем магазине.
Пикник вопросительно поднял бровь и поднялся на ноги. Теперь они стояли друг напротив друга.
- Тебе только томика Шекспира сейчас не хватает: старинное дерево, золотой листопад... и ты, - Сникерс качнулся с пятки на мысок.
- И я? – Пикник не всегда улавливал смысл слов Сникерса. Может быть, потому что смысла, как такового, и не было.
- Ну бля… – Сникерс закатил глаза. – Говорю же…
- Ну, говори, - Пикник заметил, что тот как-то странно замялся и вскинул на него заметно бегающий взгляд. Новый порыв прохладного ветра опять заставил золотую листву закружиться вокруг них, и к Пикнику снова пришла мысль - если и можно влюбиться в Сникерса, то только осенью. Вот такой теплой, яркой, с изредка налетающим прохладным ветром, когда хочется плотнее прижиматься друг к другу или воспользоваться элементом неожиданности и прижать Сникерса к вековому дереву. А потом чувствовать чужое согревающее дыхание на своих губах и слышать тихий, неуверенный мат где-то в районе ключиц:
- Я не пидор, это… просто все твоя ебаная романтика… и Шекспир.


С возвращением

Автор: P///S
Бета: P///S
Размер: мини, 1919 слов
Пейринг/Персонажи: Сникерс, Пикник, упоминаются Дирол и Чупа Чупс
Категория: преслэш
Жанр: драма с примесью ангста
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: — Прости, — тихо прошептал Сникерс, зная, что его никто не слышал и не услышит. Он осторожно взял руку Пикника в свою, переплел их пальцы. Хотелось поделиться с ним своим теплом, своей жизнью.
Примечание/Предупреждения: написано под впечатление от арта Мёртвый сон

Сникерс, выбравшись из полного автобуса, потянулся всем телом и жадно вдохнул прохладный, осенний воздух. Рука привычно потянулась поправить капюшон.
— А черт, — тихо выругался Сникерс, вспомнив, что оставил ветровку дома в стиральной машине. Он поежился, спрятал холодные руки в широкие рукава кофты Пикника и свернул от остановки к аллее. Под ногами шуршали листья, усыпавшие асфальт пестрым ковром.
— Снова ты, — заметил Сникерса охранник. Он остановился в отведенной для курения зоне. — Поздновато ты сегодня.
— Да, — кивнул ему Сникерс. Он поспешно перевел взгляд от чужого лица к железным воротам. Чужая жалость и сочувствие в глазах снова и снова теребили кровоточащую рану в груди. — На работе задержали.
— Не засиживайся, а то последний автобус пропустишь, — посоветовал охранник. Сникерс кивнул ему и направился к воротам.
С тех пор как Пикник попал в больницу, Сникерс стал непривычно молчалив. Он так и не смог научиться надевать на лицо маску беззаботности и напускной веселости. Он словно выцвел, остался бледной копией прошлого себя. Если бы Сникерс не цеплялся за веру в Пикника, давно бы уже сломался из-за чувства вины и пустил пулю в висок. Это пламя надежды давало силы двигаться, жить. Только прошел год, и пламя стало угасать, становилось тяжелее верить в счастливый финал. А ночные кошмары грозились воплотиться в реальности.
«Не думай об этом!» — приказал себе он.
Сникерс привычно обвел взглядом больницу, без труда отыскал знакомое окно на четвертом этаже левого крыла. Раньше он отсчитывал его с краю, а теперь отличал его от других таких же одинаковых окошек.
Сникерс до боли сжал руки в кулаки, впиваясь короткими ногтями в ладонь. Он ненавидел больницы до зубного скрежета, ненавидел в них бывать. Но по иронии судьбы уже год исправно заезжал в нее после работы. Сидел там до полуночи, пока Дирол его не выгонял, проводил все выходные рядом с кроватью Пикника, рассказывая ему новости.
Сникерс поймал жалеющий взгляд медсестры: его давно знал весь персонал, каждый встречал его с сочувствующим видом. Но хоть не шептались за спиной, как полгода назад, только если кто-то из новичков спрашивал.
Медсестра в регистрации молча протянула ему ключи от палаты и журнал посещения, куда Сникерс записывал свои инициалы и ставил подпись. Он оставил позади себя шумные этажи с кипящей жизнью и поднялся на четвертый, оборудованный под хоспис. Сникерс замер перед дверью лишь на секунду, чтобы вздохнуть в грудь побольше воздуха и открыть дверь, ведущую в пристанище живых мертвецов. Здесь даже пахло смертью и безнадежностью. Сникерс помнил, как ему было жутко и тяжело первый месяц, когда сюда перевели Пикника после трех месяцев ожидания чуда. Видеть бледных исхудавших людей, больше похожих на обтянутый кожей скелет, с впавшими глазами, чувствовать на себе их пустой взгляд. Те, кто доживал в хосписе свои последние дни, брошенные умирать в одиночестве. От осознания того, что тут же будет лежать Пикник и умирать так же одиноко, всеми забытый, внутренности выворачивало наизнанку. А еще Сникерс помнил, как ругался с главным врачом, который отдал распоряжение о переводе. Помнил ужас, охвативший его, когда он не нашел Пикника в палате, в которую его переводили по просьбе Дирола. Сникерс выскочил из палаты, чуть не сбил с ног медсестру, перепугал бедную девушку, но смог узнать у нее, что Пикника перевели в хоспис.
— Какого хера вы его туда бросили?! — орал Сникерс не сдерживая бьющую из него ярость.
— У нас на живых коек не хватает, а вы хотите, чтобы мы занимали ее трупом? — вскинул брови главврач.
— Пикник жив! — не унимался Сникерс. Так и хотелось сбить костяшки до крови о чужое лицо.
— Он в коме. У него четвертая степень, даже если мы и успели вытащить его при клинической смерти, долго он так не протянет, мозг умирает, — спокойно объяснил врач. — Нет необходимости поддерживать его существование.
— Протянет или нет — это не вам решать! — рявкнул Сникерс.
— Сникерс, успокойся! — в кабинет заскочил встревоженный Дирол.
— Этот мудак Пика отключить хочет! — заявил ему Сникерс.
— Прекрати орать, никто его не отключит, — попытался успокоить его Дирол.
— Но его бросили в хоспис, — спорил Сникерс.
— Поверь, это лучшее что можно было сделать, там ему будет оказана такая же помощь, как и здесь. За ним присмотрят, — возразил Дирол. — Да и тебе не обязательно туда проходить.
— Как будто меня это остановит, — огрызнулся Сникерс.
— Доктор Дирол, выведите этого человека из моего кабинета, — попросил главврач. — Или я прикажу охране больше его сюда не пускать.
— Су…— Дирол не дал Сникерсу договорить, успел закрыть рот ладонью. Он больно дернул Сникерса за локоть, таща к двери.
— Прекрати скандалить, — Сникерс хотел возразить. — Пошли отсюда.
— Ладно, — согласился Сникерс. Он позволил Диролу себя увести и был ему благодарен, иначе он действительно ударил бы этого человека. А потом его бы точно никто не пустил.
— Успокоился? — спросил Дирол после того, как притащил Сникерса к себе в кабинет и напоил его успокоительным.
— Вроде, — хрипло отозвался Сникерс. Он и не заметил, что успел сорвать голос, пока орал в кабинете главного врача.
— Послушай, я понимаю что он твой лучший друг, но может, хватит? — осторожно уточнил Дирол.
— Вы тоже хотите его отключить от аппарата? — вскинул голову Сникерс. Сил на новую порцию криков не осталось, или это действовало успокоительное. Он чувствовал себя воздушным шариком, из которого выпустили воздух.
— Конечно нет! — нахмурился Дирол. — Еще раз повторяю, хватит приходить. Я знаю, как он дорог тебе, но перестань себя мучить.
— Я его не брошу, — ощерился Сникерс.
Дирол долго всматривался в его глаза. Глубоко вздохнув, он сдался.
— Поступай как тебе угодно, но ночевать тебе тут не позволю — погладив переносицу, проговорил Дирол.
— Договорились — Сникерс слабо улыбнулся. Он поднялся, засобирался домой.
— И еще, — окликнул его Дирол, когда Сникерс взялся за дверную ручку. — Спасибо, что ты говоришь с ним каждый день.
— Это меньшее, что я могу для него сделать, — ответил Сникерс, закрывая за собой дверь.

«Все. Не думай об этом, не вспоминай. Ты здесь ради Пикника, вот и порадуй его новостями о том, что Чупс вышла замуж», — разговаривал с собой Сникерс. Он открыл дверь в палату. Мерно пищал аппарат ИВЛ, Сникерс ненавидел этот звук. Он выворачивал душу наизнанку.
— Привет, я пришел, — горько улыбнулся Сникерс и с тихим скрипом закрыл за собой дверь. Он прошел к окну, перевел его в режим проветривания.
Каждый раз, видя Пикника всего увешанного проводами и утыканного капельницами, Сникерс чувствовал, будто его раскаленным ножом по нервам резали. — Знаешь, наша Чу стала женой Кита. Ты только представь, эта ненормальная заехала в загс на роликах! — принялся тараторить он. — Ты бы видел лица родителей жениха, вот умора была. Если честно, думал, она меня не позовет, ну, чтобы я ей свадьбу не испортил, упав мордой в торт. Он кстати очень вкусный был!
Сникерс рассказывал, бурно жестикулируя.
— А еще я почти поймал букет невесты! Если бы Баунти не воспользовалась своим преимуществом в росте, из-за проклятых каблуков, он был бы у меня в руках! — похвастался он. Он заметил, как его руки начала бить мелкая дрожь. — А еще меня хотят перевести в другой штат. Отбиваюсь как могу. — Сникерс обнял себя руками, судорожно цепляясь за кофту. Слова застряли в горле, он кашлянул, продолжая через силу: — Я не уеду, просто не смогу. Все твердят, что так будет лучше. Вот только для кого? Свихнусь же от незнания и невозможности увидеть тебя.
Сникерс снова запнулся, стараясь вспомнить что-нибудь еще. Раньше ему было проще говорить о всякой фигне.
— Прости, — тихо прошептал он, зная, что его никто не слышал и не услышит. Он осторожно взял руку Пикника в свою, переплел их пальцы. Хотелось поделиться с ним своим теплом, своей жизнью. — Знаешь, теперь твои пальцы тоньше моих.
Сникерс осторожно коснулся прохладной кожи губами.
— Спокойной ночи, зайду к тебе завтра, — попрощался он.

Возвращаться домой не хотелось. Как только он закрывал за собой дверь, отчаянье накатывало, слово волны цунами. Он никогда себе не простит, что сел за руль выпившим. Вроде немного же выпил и чувствовал себя прекрасно, а Пикник предлагал бросить машину и поехать до хаты на такси. Но нет, Сникерс уперся, как сопливый пацан. Как он бросит свою малышку, на которую зарабатывал шесть лет?
«Лучше бы бросил!» — проклинал себя Сникерс. О машине можно забыть и купить новую. О лучшем друге забывать не хотелось.
— Он выкарабкается, — не перестал твердить себе Сникерс, стоя в мертвой тишине их квартиры. Пустота душила, словно здоровенный питон. Одному здесь находиться невыносимо. Сникерс впивался до крови ногтями в ладонь, сжимая кулаки, не переставая себя ненавидеть.
Все напоминало о Пикнике: его вещи, запах одеколона, совместное фото на тумбочке у телевизора, с тех самых пор, когда они были еще зелеными студентами. Казалось, что вот-вот откроется дверь, и он зайдет с пакетами, набитыми продуктами. Улыбнется своей широкой улыбкой, привычно скинет с ног кроссовки.
«Да ты до сих пор зеленый, — противно шепчет внутренний голос. — Кому и что ты хотел тогда доказать? Проверял на прочность жизнь друга? И как? Проверил?»
Сникерс впился руками до боли в свои волосы, лишь бы как-то заглушить этот поток яда. Он и сам прекрасно знал, что виноват, что допустил ошибку, облажался и подставил под удар Пикника. Они ведь почти доехали, оставалось-то совсем ничего — один квартал. Сникерс не заметил, что крышка люка открыта, попал в него колесом. Машину закрутило и выбросило на встречные полосы. От мгновенной смерти их спасли подушки безопасности и то, что встречная машина успела погасить часть скорости, затормозив. Сникерс сломал ключицу и пару ребер, Пикник сильно ударился головой. Их обоих пришлось доставать из искореженной машины спасателям. Что Пикника вытащили из клинической смерти, Сникерс узнал утром, когда пришел в сознание. И это тогда, когда у них только все наладилось, когда они разобрались в чувствах друг к другу. Ведь они планировали слетать вдвоем к морю, а вместо этого Сникерс каждый день наведывается в больницу. Слушает писк приборов и смотрит, как Пикник с каждым днем становится все худее и бледнее.
«Лучше б я тогда пострадал», — тихо выл Сникерс, задыхаясь в мертвой пустоте квартиры. Больше он не садился за руль, забросил любимый скейтборд.
Сникерс хорошо помнил, как его навещала в больнице Чупс.
— Ты не виноват, — пыталась утешить его Чупс.
Она и после выписки часто навещала Сникерса и вытаскивала его на прогулку. Он был благодарен ей за поддержку. Сникерс радовался тому, что он этой аварией не унес жизнь другого водителя, тот отделался только синяками и разбитой бровью. Возбуждать дело отказались, заявив, что Сникерс был пьян.
— Он сильный, — добавила Чупс. Она прикусила губу, чтобы сдержать подступающие слезы.
— Да, — соглашался с ней Сникерс. Он от всего сердца хотел верить в это.

***

Прошла неделя, Сникерс рассказывал, как он шлепнулся с лестницы, когда попытался сменить лампочку в коридоре. К его счастью, лампочку он удержал в руках и не раздавил.
— Теперь у меня на заднице синяк, — пожаловался Сникерс. Он старательно пытался сделать зайчика из яблочных долек. Получались они какие-то косые и кривые, но Сникерс с удовольствием заглотил одного, наслаждаясь сочной мякотью с кислинкой. — Ой, извини. Сейчас уберу.
Сникерс осторожно стер рукавом капнувший сок с руки Пикника.
И замер.
— Док, сюда! — крикнул в трубку Сникерс полминуты спустя, стоило ему услышать «Алло».
— Что случилось? — спросил Дирол.
— У Пикника палец шевельнулся, — выпалил радостно Сникерс. Он понимал, что это может быть судорога и радоваться еще рано. Сникерс ничего не мог с собой поделать: первый раз за все время Пикник отреагировал. От счастья хотелось высунуться из окна и проорать на всю больницу, как он всех любит.
— Сейчас поднимусь, — быстро отозвался Дирол и отключился.
— Пикник ты же правда реагируешь? У меня же не глюки? — тихо спросил Сникерс. Он долго не мог уснуть прошлой ночью — мучила бессонница. В подтверждение его словам Пикник слабо пошевелил пальцем.
— Не показалось, — Сникерс не смог удержать расползающиеся в глупой улыбке губы. Дирол поднялся сразу, и пяти минут не прошло. Он проверил показания приборов, достал из кармана портативный фонарик. Сникерс нетерпеливо ждал вердикта.
— У него появились корреальные рефлексы.
— А для тех, кто не в теме? — спросил Сникерс. Он подошел к кровати и сжал ладонь Пикника в своей.
— Зрачки реагируют на свет, — объяснил Дирол, улыбнувшись.— Пикник выходит из комы.
Сникерс утер выступившие слезы.
— С возвращением, — прошептал он Пикнику на ухо.

@темы: Команда Пикник/Сникерс

Комментарии
2016-09-21 в 00:01 

morrodel
— У-у-уху-уйня-а-а... не-е ро-о-осла ты-ы зде-е-есь... (с)
"А че, фасоль от этого дохнет??" :lol: ребята, вы починили мне очень поломанный день, спасибо!

2016-09-21 в 00:39 

Кошшарик
Всё, что ни делается – к лучшему. Даже если сначала так не думаешь.
Ну-с, поехали *потирает лапки*

"СПОКОЙНОЙ НОЧИ". Какой же Сникерс электровеник, даже во сне :-D
"ПОКАТАЕШЬ?" Во-первых, ч/б с цветными вкраплениями - это прекрасно. Во-вторых - просто смотришь, и губы сами в улыбке расплываются :)
"КЛАССИКА ЖАНРА". Она реально классика. А вцепился-то как...
"ПИКСНЕЖИ IS LOVE". Классные ёжики вышли.
"О ВКУСНОЙ И ЗДОРОВОЙ ПИЩЕ". "У тебя профдеформация". Это точно, и сдвиг по фазе на еде :gigi:
"ДРУГОЙ", "ДЕЛО ОДНОГО ВЕЧЕРА". Боевое крещение под стать характерам. А - Я не пидор, это… просто все твоя ебаная романтика… и Шекспир. - просто контрольный в голову.
"С ВОЗВРАЩЕНИЕМ". Спасибо за надежду и возвращение :)

Спасибо, команда!

2016-09-22 в 06:56 

P///S
morrodel, сами хохотали :gigi: Спасибо!

KosharikWildCat, большое спасибо за отзыв! :squeeze:
"У тебя профдеформация". Это точно, и сдвиг по фазе на еде
А главное - уже не лечится ни то, ни другое :-D

2016-09-25 в 01:45 

brommorb
Арты очень клевые, особенно с дождем понравился! И браслетик чудесный, а смс переписка вообще вынесла :lol:

Спасибо!

2016-09-27 в 16:16 

P///S
brommorb, вам спасибо! :squeeze:

2017-10-14 в 20:05 

Lexy Ray
Ну почемууу изображения поломанные, ну что за, а(

С последнего фика всплакнулось, спасибо..

2017-10-15 в 13:12 

Рина Ли
Сроки годности этого мира истекают еще не скоро (с)
Lexy Ray, перезалила :rotate:

   

Assorti Tiny Tussle

главная