Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:50 

MRF ATT
изображение


Любовь зла

Автор: MRF ATT
Форма: рисованная гиф-анимация
Пейринг/Персонажи: Рафаэлло, Марс
Категория: преслэш
Жанр: флафф
Рейтинг: G






Мы сделали это

Автор: MRF ATT
Форма: арт
Пейринг/Персонажи: Марс, Рафаэлло
Категория: джен
Жанр: пост-экшн
Рейтинг: PG






Слишком

Автор: MRF ATT
Форма: арт
Пейринг/Персонажи: Марс/Рафаэлло
Категория: слеш
Жанр: тленная и дождливая романтика
Рейтинг: PG-13






Мурфежи is love

Автор: MRF ATT
Фотограф: MRF ATT
Эдитор: MRF ATT
Форма: хэндмейд
Пейринг/Персонажи: Марс/Рафаэлло
Жанр: романтика
Рейтинг: G
Примечание: ежи!АУ








Странный

Автор: MRF ATT
Бета: MRF ATT
Размер: мини, 1516 слов
Пейринг/Персонажи: Марс|Рафаэлло
Категория: джен
Жанр: экшн
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Марс часто встречал странных людей. Но этот был самым необычным.
Примечание/Предупреждения: Охотники!АУ

Вечерами в тавернах всегда бывало людно. И шумно — грубые мужские голоса то и дело прерывались звонким смехом подавальщиц. Пахло жареным мясом, свежей выпечкой и кисловатым ароматом эля и вина.
Марс сидел в самом углу, натянув капюшон плаща на самые глаза. Он не любил привлекать к себе излишнего внимания, к тому же, будучи незаметным, было легче выслушивать сплетни. Правда, большая часть из них была неинтересной, но из потока людских откровений зачастую можно было выудить что-то важное.
Однако сегодня можно расслабиться. Марс буквально этой ночью прикончил последнюю ведьму, проспал всё утро, а к вечеру спустился перехватить чего-нибудь. Звонкие золотые монеты — плата от шерифа городка за зачистку окрестных лесов — приятно оттягивали карман. Жареные ребрышки были сочными и буквально истекали соком и жиром, сидр отдавал терпкой кислинкой, а мягкий хлеб источал вкусный парок.
Жизнь хороша.
Марс сделал глоток из кружки и окинул зал ленивым взглядом. Его внимание привлек неизвестный тип, устраивающийся на небольшом возвышении в углу таверны. Туда обычно усаживались всякие странствующие певцы и прочие скоморохи, развлекавшие народ за ужин и ночлег.
Люди тоже его заметили. Гул голосов усилился, а когда этот скинул капюшон, кое-кто даже присвистнул.
Марс только хмыкнул в кружку. Молодой парень выглядел действительно необычно — бледная, почти белая кожа, очень светлые волосы, глаза в неверном свете коптящих свечей отливали краснотой. Странная внешность. Марс мог бы принять его за какого-нибудь колдуна, если бы встретил в лесу один на один. Он еще таких не встречал, несмотря на богатый опыт охоты за всякой швалью.
Парень устроился на кривоногом стуле и вытащил из чехла довольно старую потертую скрипку. Он мягко положил ее на плечо и прикрыл глаза, положив смычок на струны. Марс фыркнул в свою кружку. Он видел немало странствующих певцов, но чтоб те так обнимались с инструментом…
Парень медленно задвигал рукой со смычком. Голоса людей стихли почти мгновенно — и было от чего. Скрипка отозвалась медленной тягучей мелодией. Марс скривился — сейчас этот опять заведет какую-нибудь унылую балладу. И конечно же, о любви, причем о несчастливой. Хоть бы раз кто сыграл что-нибудь веселое…
Однако парень молчал, продолжая тихо наигрывать на скрипке. Он закрыл глаза, на его лице застыло умиротворение. А мелодия все лилась и лилась — и Марс, как ни старался, не мог назвать ее заунывной.
Скрипка издала последний звук и затихла. Юноша открыл глаза и растерянно моргнул, как будто только что выплыл из собственных мыслей. Люди смотрели на него, разинув рты — в общем, как обычно, когда слушали кого-то, кто умеет обращаться с инструментом. Уж в этом парню отказать было нельзя, хоть и играл он скучную нудятину.
Однако через пару мгновений он, пару раз глотнув из поднесенной ему кружки, приложил смычок к струнам, и скрипка отозвалась какой-то веселенькой музыкой. Парень запел развеселую песенку, и люди загалдели, перекрывая его голос своими выкриками.
Марс сморщился. В кои-то веки попался нормальный певец, у которого руки растут из нужного места, и голос на месте… а приходится выслушивать пьяные выкрики. И так башка уже трещала.
Пора было сворачиваться и выступать. Марс кинул на стол пару монет и, закинув на плечо мешок, двинулся к выходу. Вещи у него были уже собраны, так что, выйдя из таверны, он свернул за угол и зашагал по дороге к лесу.

***

Когда солнце коснулось первым лучом линии горизонта, Марс посчитал, что можно начать искать место для ночлега. Он свернул с торной дороги и пошел напрямик через кустарник. Вскоре ему попалась довольно просторная полянка, мимо которой протекал какой-то мелкий ручей. Отличное место для ночевки.
Марс скинул с плеча сумку и прислушался. Вокруг шумели деревья, но ветер был несильный, грозы можно не бояться. Да и крики птиц не давали усомниться, что ночь будет спокойной.
Следовало собрать дров для костра. Марс пошел к краю полянки — там с деревьев, должно быть, нападал какой-нибудь бурелом. Но как только он нагнулся за первой веткой, до его слуха донеслись чьи-то голоса — и довольно близко.
Только гостей еще не хватало. Марс сплюнул и аккуратно прополз под низким кустарником так, чтобы понаблюдать. Может, эти пройдут мимо.
Отодвинув ветку, он вгляделся в быстро наползающую темноту. Совсем недалеко от выбранной им полянки стояли трое здоровенных мужиков в одежде без знаков. Значит, либо наемники, либо бандиты, коих тут в лесах немерено. А вот перед ними…
Марс вздернул бровь, увидев того самого парня из таверны. Его светлые волосы почти светились в сумерках, так что не заметить его было трудно. Интересно, как это он так быстро оказался тут?
Один из мужчин шагнул вперед, грубо хватая парня за локоть. Юноша нахмурился, положив руку на ухватившую его конечность. Он, видимо, пытался уговорить этих людей его не трогать. Марс только головой качнул. Нашелся вежливый. Сразу надо таким давать по…
Мужчина вдруг заорал, сгибаясь пополам. Марс, раздумывавший было, вмешаться или молча уйти, даже не успел проследить за движением парня. Второй мужик, кинувшийся на подмогу, отлетел к дереву и сполз по стволу, пачкая его кровью из пробитого затылка. Третий же выставил меч перед собой, но отошел. Парень проводил его хмурым взглядом, не спуская с мушки арбалета — небольшого, но весьма угрожающего на вид.
Марс присвистнул. Ничего себе пацан… Хотя чего удивляться-то — мало ли что могло приключиться в дороге. Хорошо если просто грабители, а то ведь и на другое любители находились.
— Я знаю, что вы наблюдаете за мной, — юноша вдруг опустил арбалет и повернулся, глядя прямо на Марса. — Кто вы?
Прятаться не было смысла. К тому же, Марс этим странным парнем заинтересовался. Так что он выпрямился и вышел из кустов.
— Неплохая работа, — он кивнул на труп, валяющийся около дерева. — И часто такое?
— Не очень, — юноша повесил арбалет на плечо и вздохнул. — Я не люблю причинять вред и убивать. Но иногда приходится.
— Ну да, — Марс подошел поближе. Как он и думал, мужику уже ничем не поможешь — ну разве только оттащить его подальше, чтобы не вонял тут на дороге. — Марс.
— Меня зовут Рафаэлло, — юноша неожиданно широко улыбнулся, и его лицо совершенно преобразилось. — Я рад нашему знакомству, господин Марс.
— Господина себе оставь, — Марс взял мужика за руки и потащил на другую сторону дороги. Там очень удачно оказалась яма, куда скатился незадачливый бандит. — Пошли.
Рафаэлло стушевался, но проследовал за ним на полянку.
— Располагайся, — Марс махнул рукой на примятую траву. Рафаэлло опустил свою котомку рядом с его сумкой.
— Я буду рад разделить с вами свой ужин и ночлег, — он немного застенчиво улыбнулся. Поневоле захотелось ответить ему тем же, однако Марс только кивнул и отошел в сторону. Следовало развести костер, пока еще можно было хоть что-то различить в надвигающейся мгле.

***

Как оказалось, Рафаэлло неплохо готовил. У него с собой оказалось вяленое мясо и какие-то сушеные грибы, а на поляне он надергал каких-то трав и кореньев. Похлебка получилась очень вкусной, да и отвар из трав тоже. Марс, конечно, украдкой кинул и туда, и туда по листику бессмертника — на яд проверить. Все было чисто, так что он сполна насладился горячим ужином.
Рафаэлло зарделся от краткой благодарности.
— Мне нечасто удается ночевать в компании, — он отставил свою кружку и тоскливо посмотрел в темноту. — А вам?
— Не люблю шум, — Марс отхлебнул из кружки. — Предпочитаю работать в одиночку.
Рафаэлло улыбнулся было, но потом приуныл. Он подтянул колени к груди и, обняв руками, уткнулся в них подбородком. Отблески костра расцвечивали его глаза ярким красным цветом.
— Наверное, нам надо было похоронить этого несчастного, — спустя пару минут вздохнул Рафаэлло. — Он не заслужил такого отношения.
Марс едва удержался, чтобы глаза не закатить.
— Чего его хоронить, — отозвался он. — Сам нарвался.
— Все равно не стоило бросать его так, — Рафаэлло совсем увял.
— И что, ты хоронил всех, кого убивал? — со смешком спросил Марс. Он таких жалостливых еще не видел.
— Ну да, — Рафаэлло слабо улыбнулся. — Я ведь совсем нечасто отнимаю жизнь. И считаю, что должен позаботиться о человеке после его смерти. Даже если он не заслужил этого своими свершениями при жизни.
Марс покачал головой. Да уж, этот парень — выдающийся во всех отношениях. Откуда он только такой свалился на его голову? Ему бы в монастыре сидеть, псалмы учить и в хоре петь. А не разгуливать по лесу и прощать всякую человеческую мерзость.
Марс растянулся на запасном плаще, пихнув под голову сумку. Он повернул ее так, чтобы можно было дотянуться до кинжала, положил рядом меч и закрыл глаза.
В полусне ему послышался тихий нежный напев. Марс поплотнее смежил веки — приснится же всякая ерунда.

***

Судя по тому, как солнце светило в глаза, утро было далеко не раннее. Марс заворочался, пытаясь было уйти от света, а потом открыл глаза и резко сел, осматриваясь.
Полянка была пуста. Странный парень по имени Рафаэлло исчез, будто его тут и не было. Даже трава на том месте, где он стелил себе вечером, была не примята, словно Марс один ночевал здесь. Единственное, что говорило о том, что этот Рафаэлло не приснился — наполненная чем-то горячим кружка и котелок, от которого тоже поднимался пар.
Марс пожал плечами и придвинул завтрак к себе. Как и в прошлый раз, он проверил его на яд, но все оказалось чисто. А кроме того, еще и вкусно, и сытно.
Вымыв котелок в ручье, Марс сложив посуду в мешок и принялся сворачиваться. Он обычно не раздумывал много о случайных попутчиках, с которыми его сводили бесчисленные дороги. Но этот парень… он был слишком странным.
Закинув сумку за плечо, Марс привычно проверил снаряжение и оружие и вышел на дорогу. Непонятный парень по имени Рафаэлло растворился, будто его и не было. Ни следов в пыли на дороге, ничего.
Марс сплюнул и пошел по дороге. К странным попутчикам он привык. Может быть, судьба сведет их еще раз.




Его рана

Автор: командный логин
Бета: анонимный доброжелатель
Размер: драббл, 970 слов
Пейринг/Персонажи: Рафаэлло/Марс
Категория: слэш
Жанр: PWP
Рейтинг: R
Краткое содержание: Рафаэлло ухаживает за Марсом после ранения.
Примечание/Предупреждения: мафияАУ

После ранения прошло два дня, и, в принципе, Марс чувствовал себя неплохо. Пуля прошила всего лишь правое плечо, бывали ранения и похуже, но Рафаэлло все равно категорически запретил двигаться без его разрешения. А разрешение он мог дать только после осмотра раны.
— Да, выглядит намного лучше, — вынес он вердикт, и Марс облегченно вздохнул. — Но это не означает, что ты можешь вернуться к работе.
— Сколько ты ещё будешь меня мучить? — взмолился Марс. Перспектива валяться в кровати пугала не так сильно, как два дня без сигарет.
Рафаэлло сделал вид, что не расслышал: одетый в полосатую пижаму, он как раз удобно устроился на Марсе верхом, чтобы наложить чистую повязку. Марс снова обреченно вздохнул, положив левую руку на ягодицу Рафаэлло. Сделай он это при каких-нибудь других обстоятельствах — получил бы нехилого пинка, но сейчас у него было железное оправдание: он ранен, и ему может быть больно.

Рафаэлло очень ревностно относился к синякам и царапинам Марса. Если их ставил он, то потом даже не обращал внимания, будто так и должно быть, а вот если другие — чуть ли не дул на раны, нежно поглаживал при любом случае и вообще делал всё, чтобы они скорее исчезли. Как и те, кто их оставил.
Рафаэлло чуть наклонился вперёд, позволяя Марсу любоваться открытым плечом, с которого соскользнула растянутая пижама. Провокация.
— Зачем ты одеваешь это безобразие? — пробубнил он, прильнув губами к белоснежной коже.
— Чтобы не казаться легкодоступным, — усмехнулся Рафаэлло и двинул бёдрами, явно ощутив чужой стояк.
— Ты думаешь, эта тряпка может меня удержать?
— Мне просто нравится, когда ты срываешь с меня одежду, — признался Рафаэлло, оттянув голову Марса за волосы. — Костюм я не дам, а это рви сколько хочешь.
— У меня теперь есть твоё официальное разрешение, так что потом не рычи злобно, когда эта хрень затрещит по швам.
На губах Рафаэлло заплясала похотливая улыбка, которую Марс так любил: она преображала его всегда серьёзное лицо, и становилось просто невозможно удержаться от поцелуя.
Марс и на этот раз не стал отказывать себе в удовольствии. В конце концов, неизвестно, сколько впереди еще осталось таких спокойных моментов…
Рафаэлло отвечал, его тело подрагивало от возбуждения.
— Вот бы каждое утро было таким, — выдохнул Марс ему в губы. — Хочу тебя.
Благодаря двум дням вынужденного воздержания внутри всё будто горело. Рафаэлло чуть отодвинулся, поглаживая член Марса через ткань.
— Определённо, тебе нужна помощь, — коварно усмехнулся он, сдвигая резинку трусов. — Только никаких резких движений.
— Да какие к черту резкие движения в моём положении?
Ответ Марсу стал неважен, как только Рафаэлло взял его член в рот: офигенно глубокий минет, сразу и до самого основания, мокро и жадно. Язык влажно скользил вдоль ствола, обводил чувствительную головку, уздечку и снова опускался к яйцам.
Марсу вообще немного нужно было: всего пара таких умелых движений — и он мог бы кончить, как подросток.
— Я тоже тебя хочу, Марс.
Губы Рафаэлло чуть припухли, и он вытер рот, стягивая с себя эти дурацкие пижамные штаны вместе с бельём. У Рафаэлло был идеальный член: и длиной, и толщиной, и даже цветом, — и Марс очень любил ласкать его своим ртом, но сейчас хотелось совсем не этого. Избавившись от своих трусов, он раздвинул ноги.
— Я думал, ты… — Рафаэлло чуть смутился.
— Как видишь, я немного не в форме, чтобы обслужить тебя по полной, но я все равно до зуда в яйцах тебя хочу.
Дыхание Рафаэлло участилось, и Марс увидел, как у него заалели щёки. Неужели вид его волосатой задницы так возбуждает?
Судя по эрекции Рафаэлло, ответ был очевиден.
Марс криво усмехнулся, когда холодная смазка оказалась на его коже: иногда Рафаэлло бывал чересчур нежным. Марс уверенно прильнул к нему, целуя в губы.
— От твоей «родительской» заботы иногда сводит зубы, — он несильно укусил Рафаэлло за нижнюю губу. — Может, мне звать тебя папочкой?
— Как хочешь.
Рафаэлло навалился на него, надавил головкой члена на вход. Марс болезненно зашипел, хотя это была безумно приятная боль.
— Ты такой узкий… — шепнул Рафаэлло.
Марс решил оставить эту хрень без комментария: наверняка Рафаэлло хотел сделать комплимент. Ощущения постепенно стали почти невыносимыми. Растянутую кожу жгло, смазка собиралась валиками по краям и пошло хлюпала при каждом толчке. Марс глубоко дышал, до синяков сжимая бока Рафаэлло. Боли как не бывало. Кроме странного нарастающего наслаждения, Марс ничего не чувствовал. Если бы все обезболивающие были именно такими…
Рафаэлло вдруг застыл.
— У тебя кровь…
— Забей.
Марсу действительно было плевать: он был так близок к оргазму, что поджимались пальцы на ногах.
— Быстрее уже…
Лицо Рафаэлло чуть исказилось, испарина покрыла лоб, и непослушные кудри прилипли к щекам. Он не отрывал взгляда от Марса, и тот понимал, что закрывать глаза просто нельзя.
Его как током прошило от позвоночника до подкорки, казалось, что весь мир превратился в одну маленькую точку, а голову заполнил какой-то монотонный гул.
Рафаэлло содрогнулся, кончая, но постарался удержать себя на весу, чтобы не упасть на грудь раненого. Марс резко прижал Рафаэлло к своей мокрой от пота коже, чувствуя, как судорожно тот дышит.
— Я тебя обожаю, — то ли стон, то ли бредовый шепот. — Ты потрясающий и только мой.
Марс довольно улыбнулся: нужно подставляться чаще, чтобы слышать такие признания. Впрочем, стоило пошевелиться, чтобы понять, что с подобными мыслями он слегка погорячился.
— Ох, чёрт, твоя рана!
Рафаэлло вмиг подскочил и начал суетиться. Вскоре Марс был вымыт, перебинтован и даже накормлен совершенно безвкусной кашей.
— Как думаешь, я заслужил? — поинтересовался он, поглаживая волосы Рафаэлло, устроившегося под боком.
— Что?
Рафаэлло поднял голову, непонимающе уставившись на него. Марс изобразил, как держит сигарету.
— И не мечтай, — заверил Рафаэлло и поднялся. — Я запрещаю курить в нашем доме.
— У нас нет дома. Этот тоже не наш, — буркнул Марс.

Рафаэлло не спеша оделся, пристегнул к ремню кобуру и сунул несколько ножей в потайные карманы.
— Когда-нибудь будет, — улыбнулся он.
Марс только фыркнул. Дом? Хотя почему бы и нет — где-нибудь на островах, где будут только они вдвоём…
— Не скучай, я вернусь после полуночи, — пообещал Рафаэлло, закидывая увесистую спортивную сумку на плечо. Интересно, что он там взял. Базуку?
— Только вернись.
Рафаэлло ненадолго задержал взгляд на нем и тепло улыбнулся.
Марс прекрасно знал, куда тот направляется. Все виновники его ран должны быть стерты с лица земли.




Под откос

Автор: MRF ATT
Бета: MRF ATT
Размер: мини, 1 тыс. слов
Пейринг/Персонажи: Марс|Рафаэлло
Категория: подразумевается слеш
Жанр: драма
Рейтинг: PG
Краткое содержание: от любой попытки что-то вспомнить Рафаэлло тошнит, как от несвежей еды.
Примечание/Предупреждения: нет.

Голову разрывало так, как будто в нее разом уместили все истории из мировой библиотеки и перемешали предложения местами. Воспоминания рвались, переплетались друг с другом, смешивались и перетряхивались. Все это ощущалось, как желудок, полный несвежих продуктов.
Рафаэлло согнулся пополам, едва ли видя, что перед ним. Его рвало минуту или две, пока все содержимое желудка и желчь не вышли наружу. Кажется, он все-таки съел что-то на завтрак, но это все равно уже не имело значения.
Он выпрямился и пошатнулся. Голова все еще кружилась, как после карусели, и он ухватился за что-то, что находилось справа от него. Это была гладкая дверца машины, и он расслабился, прислонился к ней. Зрение понемногу возвращалось: такими же смутными силуэтами, но он хотя бы мог рассмотреть темнеющую полоску леса слева, трассу впереди и человеческую фигуру рядом.
Фигура молчала, и Рафаэлло прокашлялся, утирая рот тыльной стороной ладони.
— Я… — он попробовал начать. Голос не подчинялся ему, как после долгой простуды. — Я…
На этом все его красноречие исчерпалось. В голову не приходило ни одной внятной идеи о том, что можно сказать.
— Ну что? — наконец осведомился человек рядом с ним.
Голос был мужской, низкий и хрипловатый. Он немного подрагивал, как от тщательно скрываемого напряжения и тревоги. Рафаэлло повернулся к человеку, пытаясь рассмотреть его фигуру, но зрение все еще работало слишком плохо: все расплывалось и сливалось. Это определенно был мужчина, белый и темноволосый, но это все, что о нем можно было сказать.
— Я ничего не помню, — после короткой паузы сообщил Рафаэлло.
Он солгал, это было очевидно. Он помнил все, даже чересчур все. Этого было слишком много.
Он попытался вычленить из путаных воспоминаний какой-то внятный факт: например, имя этого человека. Он определенно знал его раньше.
Все закончилось тем, что Рафаэлло еще на минуту скрутило сухими спазмами полу-кашля, полу-рвоты.
Человек придерживал его за спину и помог выпрямиться, когда его отпустило.
— Что бы ты ни пытался сделать, прекрати, — велел ему он, и Рафаэлло подчинился. — Сядешь в машину или еще постоишь?
Вероятно, человек смерил его взглядом. Рафаэлло больше не старался сосредоточить зрение: от этого становилось почти так же плохо, как от попыток что-то вспомнить.
— Сяду, — он провел рукой по дверце машины, стараясь нащупать ручку. Спустя несколько секунд ему это даже удалось, и, ударившись головой о крышу машины, он скользнул вовнутрь. Сиденья были мягкими и, кажется, кожаными.
— Лучше? — все тем же не выражающим ничего тоном осведомился его спутник и протянул ему что-то. — Вода, — пояснил он через мгновение.
— Спасибо, — поблагодарил Рафаэлло и несколько секунд пытался открутить крышку. Его спутник сидел на водительском сиденье, не шевелясь и не заводя мотор.
Сделав несколько глотков, Рафаэлло затих. Он больше не рисковал с попытками что-то вспомнить: оба раза это проходило болезненно и бесполезно.
— Меня зовут Марс, — после долгого молчания произнес его спутник. — Ты хочешь что-то знать, можешь задать вопросы. Лучше осторожнее.
Он не усмехнулся при этих словах: его голос звучал все еще немного нервно, напряженно и абсолютно серьезно.
Рафаэлло кивнул и помолчал какое-то время, пытаясь выделить из множества вопросов основные.
— Меня зовут Рафаэлло, — произнес он наконец и чуть улыбнулся, сообразив, что это прозвучало повторением фразы Марса. — Мы очевидно знакомы, верно?
Тот издал неопределенный утвердительный звук. Рафаэлло попробовал про себя сформировать какой-то внятный вопрос, но его снова затошнило.
— Я ничего не могу сказать о своей прошлой жизни, — сдался он. — Мне около двадцати? Тридцати?
Он запустил руку в волосы и прислонился к полуспущенному оконному стеклу. Снаружи залетал прохладный ветер и трепал воротник его рубашки. (Кажется, белой? Очевидно, белой, и джинсы тоже белые).
— Двадцать шесть, — поправил его Марс. Что-то щелкнуло, раздался звук опускающегося до предела окна, скользнул по шее сквозняк, и отчетливо пахнуло табаком. — Тебя зовут Рафаэлло Ферреро. Мы с тобой знакомы около семи лет. Полтора года назад мы попали в аварию. Это было где-то около этого места. Мне повезло, тебе нет. Последние полтора ты провел в состоянии овоща. Мне посоветовали привезти тебя сюда. Я привез.
Он говорил короткими, рублеными фразами, словно стараясь допустить как можно меньше эмоций в голосе и рассказать только факты.
Рафаэлло перевел взгляд на него: в машине было полутемно, снаружи спускались сумерки, а зрение все еще не вернулось полностью, но он ясно уловил почему-то отчетливую боль не то в его голосе, не то в выражении лица.
— Если ты винишь… — начал он, но договорить ему не дали.
— Не имеет никакого значения, кого я в этом виню, — отрезал Марс. Кажется, он поджигал еще одну сигарету. От запаха табака почему-то не мутило, как должно было бы. — Я не буду рассказывать подробности. Как-то позже.
— Не надо, — тут же согласился Рафаэлло. От любой мысли о больших объемах информации желудок снова начинало скручивать узлом.
От резкого осеннего (раннего зимнего?) ветра, пронесшегося через два раскрытых окна, снова стало холодно, и Рафаэлло поежился. Возможно, в каком-то из невнятных, оборванных воспоминаний, которые наполняли голову, хранилась какая-то информация об этой аварии. Рафаэлло не хотел ее восстанавливать.
На ум одна за одной приходили какие-то глупости. У него совершенно точно был кот, или, возможно, собака.
«Нет, кот», — решил он спустя полминуты, когда ощущение шерсти под рукой ярко встало в памяти.
Это было самое отчетливое из всего, что он мог сказать сейчас о своей жизни не с чужих слов.
— Марс? — осторожно позвал Рафаэлло, когда молчание затянулось. От этого звука Марс заметно вздрогнул и поспешил занять руки еще одной сигаретой. Он курил очень много: не то от нервов, не то настолько привык к этому. Рафаэлло невольно подумал о том, что с такими вредными привычками сложно прожить долго. Чем Марс занимается, если ощущает нужду курить так часто. — Где я живу?
— В Нью-Йорке, — отозвался тот, затянувшись. После секундной запинки он все-таки продолжил: — Последние четыре года — со мной.
— О, — отреагировал Рафаэлло. Это многое объясняло.
— Да, — подтвердил Марс со странной неловкостью и добавил, слишком поспешно: — Естественно, я не собираюсь…
— Марс? — снова негромко произнес Рафаэлло, внимательно глядя на него. В голове поднялось еще несколько обрывочных сцен, и у него не осталось причин в чем-то сомневаться или не доверять его словам. От одной из сцен он и сам явственно ощутил проступившую неловкость. — Поехали домой.
Тот открыл рот, словно собираясь возразить, но отчего-то промолчал и завел мотор.
Рафаэлло не пытался вспомнить, что связано в сознании с проносящимися мимо пейзажами, сиденьями машины или местом, куда они направлялись.
Воспоминания все еще не поддавались, но Рафаэлло мог сказать наверняка, не сомневаясь: ощущение этого человека рядом было ему хорошо знакомо.
Этого хватало для того, чтобы любое подобие опасений растаяло.




Подсчет овечек

Автор: MRF ATT
Бета: MRF ATT
Размер: драббл, 500 слов
Пейринг/Персонажи: Марс/Рафаэлло
Категория: слеш
Жанр: ПВП, юст
Рейтинг: R
Краткое содержание: когда Рафаэлло не может уснуть, он считает овец. Мысли плавно сменяют направление.
Примечание/Предупреждения: СЧ!АУ.

Спина Марса мерно вздымалась, и раздавалось его негромкое дыхание. Рафаэлло пошевельнулся, пытаясь выбрать более удобную позу, но Марс сразу бы почувствовал, если бы он отодвинулся. Было все холоднее спать поодиночке, и Рафаэлло с коротким вздохом вернулся в прежнее положение.
Близость Марса нервировала.
Они легли больше часа назад, и через несколько минут Марс уже спал, а Рафаэлло не удавалось даже сомкнуть глаза. В голову лезли неуместные, лишние и неправильные мысли, и даже скачущие через заборы овцы не помогали их отогнать.
То, как Марс двигается, когда дерется.
…девяносто шесть овечек, девяносто семь овечек.
То, как от него пахнет чужой кровью, потом и табаком.
…сто три овечки, сто четыре.
То, какие у него руки, разворот плеч, как перекатываются под смуглой кожей мышцы.
Сто восемнадцатая овца споткнулась, не выдержав перелета через забор. Рафаэлло, низко наклонив голову, ощутил себя на ее месте.
Реакция была неизменная и неконтролируемая — как всегда, когда сон не шел, а Марс дышал рядом.
Рафаэлло вцепился зубами в подушку, пытаясь заглушить звуки. На несколько мгновений он задержал дыхание: спина Марса продолжала вздыматься в том же ритме. Чувствуя, как краска заливает лицо, Рафаэлло скользнул рукой к своему поясу и короткими, дергаными движениями расстегнул джинсы. Пальцы дрожали, и Рафаэлло, извернувшись, плотнее уткнулся лбом в подушку. Сердце билось, как на экзамене при списывании.
Если Марс сейчас проснется, останется только пустить пулю в лоб.
Рафаэлло, сделав еще один глубокий вдох, обхватил свой член и провел пару раз ладонью. Подушка едва ли заглушала все звуки, зудящее чувство беспокойства не отпускало, но фантазии в голове только набирали силу.
Если Марс сейчас проснется, то…
…он смерит его долгим взглядом — слегка удивленным, но без отвращения или злости. Быстро расстегнет пуговицы на потрепанной рубашке, оторвав по пути пару из них; приложит ладонь к солнечному сплетению и вдавит в прохудившийся матрас. У него наверняка горьковатые на вкус губы, а руки твердые и загрубевшие, и жесткие, непослушные волосы.
Вдруг Марс пошевельнулся, и Рафаэлло похолодел. Все фантазии разом выдуло из головы; немного дольше задержалась только мысль об окровавленном Марсе с обломком трубы и яростным взглядом, но и та через мгновенье растворилась.
Поворочавшись пару секунд, Марс успокоился. Рафаэлло, глубоко вздохнув, вновь провел ладонью по члену. Картины снова заполонили всю голову: Марс быстро и ловко раздевает его для того, чтобы сделать перевязку, Марс курит свои вонючие сигареты, Марс с оружием, Марс за рулем, Марс во сне. Не удержавшись, Рафаэлло пробормотал что-то вслух, и тут же вновь дернулся, ожидая реакции; ее не последовало.
…Марс в голове забрасывал его ноги к себе на плечи и целовал плечо.
Дернувшись, Рафаэлло напрягся и резко задвигал рукой, а через несколько секунд с еще одним полувздохом рухнул обратно на матрас. Темная комната вновь формировалась перед глазами; под рукой ощущался жесткий матрас, а у бока — вздымающаяся спина Марса.
Рафаэлло полежал несколько минут, не двигаясь, прислушиваясь к тишине и дыханию Марса. Все было в порядке — тот спал, как и несколько минут назад. Засевшая где-то на подкорке мысль зудела, что раньше Марс дышал иначе, и Рафаэлло мотнув головой, отгоняя ее.
Сто восемнадцатая овца, напрягшись, сумела подняться и перепрыгнула через забор.

@темы: Команда Марс/Рафаэлло

Комментарии
2016-09-25 в 02:15 

brommorb
ЛЮБОВЬ ЗЛА - Раф победитель, собрал 10 из 10 и все в Марсе ))))

МЫ СДЕЛАЛИ ЭТО и СЛИШКОМ - такая нуарная атмосфера у этих артов!

МУРФЕЖИ IS LOVE - какие милые ежи))

ПОД ОТКОС - замечательный фик, грустный, но в то же время очень светлый. Надеюсь, что память Рафа восстановится в полной мере и что ему больше не будет так плохо при попытках вспомнить!

2016-09-26 в 21:13 

Кошшарик
Всё, что ни делается – к лучшему. Даже если сначала так не думаешь.
"ЛЮБОВЬ ЗЛА". Минус на минус даёт плюс :-D
"СЛИШКОМ". Правильно, не только молодёжи можно под дождём романтИк устраивать :)
"МУРФЕЖИ" классные.
"СТРАННЫЙ". Случайная неслучайная встреча...
"ЕГО РАНА". Понравилось.
"ПОД ОТКОС". Рафаэлло помнит самое главное, и этого пока достаточно.
"ПОДСЧЕТ ОВЕЧЕК". Засевшая где-то на подкорке мысль зудела, что раньше Марс дышал иначе :-D Партизан какой.

Спасибо, команда!:gh3:

2016-09-27 в 15:11 

бошетунмай
да не станет короче твоя тень
чорд, ребята, вы такие прекрасные, спасибо вам т___т
у меня нет много слов, но всё такое хорошое и мрфвское, что аж в груди щемит.
МЫ СДЕЛАЛИ ЭТО прямо вообще любовь :heart: такие они счастливо-неверящие, что всё получилось) и шарфы! :heart:

2016-09-27 в 16:15 

MRF ATT
brommorb, Раф победитель, собрал 10 из 10 и все в Марсе ))))
Прям-таки "Парадокс Рафаэлло" :gigi:
такая нуарная атмосфера у этих артов!
Именно такая и должна ощущаться :heart:
Спасибо! :heart:

KosharikWildCat, вам спасибо за комментарий! :squeeze:
Рафаэлло помнит самое главное, и этого пока достаточно.
Золотые слова :heart:

бошетунмай, спасибо, хорошо, что порадовали! :shy::heart:
такие они счастливо-неверящие, что всё получилось)
Потому что это точно было невероятно :gigi:

   

Assorti Tiny Tussle

главная